Город мой с азиатским названьем, называемый дивно – Харабали. 
Н. Русиева.
 
Образование села Харабали по некоторым источникам относится к 1789 году, хотя  история поселения уходит в глубокую седую старину. Одно из немногих упоминаний о Харабалях  содержится в «Списках населённых мест Российской Империи, составляемых и издаваемых  Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел»  (Санкт – Петербург, 1861 год). В разделе  «Енотаевский уезд» в них помещена справка «Харабалинское,  село казённое».                                       

Итак, село называлось – Харабалинское. Но это не единственный вариант названия села того далёкого периода. Ещё один вариант названия села -  Харбалинское ( в слове отсутствует гласная «а»). Полагают, что написание названия села без одного «а» вызвано влиянием разговорного языка, ведь известно, что в разговоре русский человек старается сократить произношение иных слов. В конце 19-х – начале 20-х веков в различных печатных изданиях появляется современная форма названия «Харабали», а после того, как Харабали получили статус города, изначальная  форма «Харабалинское» вообще перестало употребляться. И сегодня, единственным свидетельством того, что наше село когда–то называлось "Харабалинское", служит название железнодорожной станции - «Харабалинская».

До сих пор нет единого мнения о происхождении названия - «Харабали». (Слово «Хара» на всех языках тюркской  группы означает – черное). Есть версия, согласно которой, название села произошло от бугра, который некогда разделял село на две части Хара-бали (в переводе с калмыцкого «черный бугор»).

Второй вариант - по названию реки, омывающей это место и изобилующей рыбой («Хара-балык»-«много рыбы»).

Хотя существует и ещё одна версия - «Разрушенный город». (Харабали – столица Хазарии?). Так утверждает автор книги «Тайна происхождения древней Руси» Студеницкий. (После разгрома столицы Хазарии – Итиль, на северном побережье Каспия арабами в 637 году на незатопляемых местах Волго-Ахтубинской поймы в районе города Харабали был основан город). Но это версия не подкреплена археологическими находками.

Первыми поселенцами были семьи беглых крепостных крестьян. В основном они прибывали из Курской, Воронежской и Тамбовской  губерний,  из сёл Гвозды и Пузеево и деревни Чернавки Павловского уезда. Гвоздинцы поселились в юго-восточной стороне села, а чернавцы в северо-восточной стороне, где образовали новую "Чернавку". Не так-то просто было беглым обживаться на новом месте - на сотни вёрст в округе ни жилья, ни живой души. Для начала вырыли на обрывистом крутояре  несколько землянок, служивших жильём. Промышляли, питались рыбой, дичью. Строили крошечные домишки - мазанки, крытые соломой. Со временем стали появляться и деревянные дома, точные копии изб, что исстари строились на Руси. Первые такие жилые строения появились в трёхстах шагах от места, где ныне размещается центральный сбербанк, и где более сотни лет возвышалась над Харабалями пожарная каланча. По берегам реки крестьяне – переселенцы стали разводить фруктовые сады, выращивать овощи и бахчевые культуры.   Постепенно село росло. В 1808 году в селе  проживало 409 душ, а в 1848 году – 1584 души в 154 дворах.

В 1890г. ежедневная газета «Астраханский справочный листок» писала: «Село Харабалинское расположено в луговой стороне р. Волги, ближе к Ахтубе. Благодаря соседству названных рек и другим особенностям, население пользовалось выдающейся зажиточностью...».    Но не всё так гладко было в жизни тех, кто осваивал  харабалинскую землю. Не возможно читать  без волнения архивный документ, которым предписывалось харабалинскому старосте, Андрею Сысуеву, в недельный срок доставить в Енотаевск группу крестьян, непогасивших недоимку. Да и как могли погасить его несчастные, у которых, как явствовало из другого документа, в хозяйстве хоть шаром покати. Путь у них был один – в долговую яму. Это тоже история наших Харабалей, многих жителей, которым жилось не легко. Летом они крестьянствовали – ухаживали за садами, растили хлеб, а зимой шли в извоз – чумачили, т.е. на собственном транспорте возили из степи к пристаням соль.
 
                        
Село Харабали в те давние времена входило в состав Енотаевского уезда Астраханской губернии. Связь с уездным и губернским центром осуществлялась исключительно на лошадях. Лишь в 1904 году была проложена железная дорога, соединившая Харабали с Астраханью и другими губерниями Российской империи. Абсолютное большинство строений бывшего села были деревянными, и потому нередко случавшиеся пожары выжигали его дотла. Так, страшный пожар 1876 года превратил почти все село в груду головешек. В огне этого пожара сгорела и деревянная Харабалинская Михаило-Архангельская церковь, построенная на народные средства.

В 1876 году на добровольные пожертвования трудового люда, мастерами из Москвы, при участии местных умельцев начали возводить двухэтажную, кирпичную из пяти куполов церковь. Строительство велось около 12 лет, недостающие средства собирались по окрестным сёлам. Следует отметить тот факт, что кирпичи на постройку церкви шли отнюдь не простые. Раствор месили на извести, а для прочности добавляли желтки куриных яиц и квашеное молоко и обжигали здесь же в селе на кирпичном заводе. По высоте он был такой же, как современный красный кирпич, но намного шире и длиннее и отличался особой прочностью. Правда, здание, выстроенное первоначально не отличалось большой добротностью, но было основательно доделано и стало первоклассным не только в Астраханской губернии, но и далеко за её пределами.  В 1889 году церковь открыла свои двери для прихожан. Она была настоящим шедевром, памятником зодчества и долгое время служила украшением села. На много верст ее было видно из соседних деревень, а благовест с колокольни разносился далеко за его пределы.
Церковь была построена на бугре, разделяющем село на две части.

Стены церкви, вплоть до куполов, были белоснежными, а сами купола, увенчаные позолоченными крестами, голубыми. Церковь имела пять глав, или куполов. Один – большой – в центре, в окружении четырёх малых. Кроме того, над центральным входом возвышалась высокая колокольня, со звонницей, также увенчанная голубым куполом и ослепительно блестевшая на солнце вызолоченным крестом. Стены с внешней стороны были убраны затейливой каменной резьбой.  Здание состояло из двух этажей. В нижнем проходила служба в холодное время, а в верхнем, наиболее богатом, совершали богослужение в тёплое время года. На верхний этаж вела длинная широкая лестница,  богато убранная узорами, этот этаж, по рассказам старожилов, мог вместить до 500 человек. Внутри церкви пол был выстлан очень красивой чёрно-жёлтой плиткой. Стены до потолка и сам потолок были расписаны ликами святых и сюжетами на библейские темы. Бесценным считался огромный деревянный иконостас с причудливыми царскими воротами, с вычурными узорчатыми украшениями, весь покрытый золотом. С потолка свисали массивные позолоченные люстры на больших цепях, предававшие храму особую пышность. Знаменита была церковь и своим колокольным звоном. Особенно выделялся большой многопудовый колокол (307 пудов). Этот тяжёлый колокол харабалинцы в 1900 году вручную, на верёвках, поднимали на колокольню всем миром.  Были и другие колокола мал-мала меньше. Звонили они не только по праздникам, но и в пургу, сильный мороз, делалось это для того, чтобы человек не заблудился и не замёрз.

Но не только красивой церковью славилось село Харабали. Поистине мировую известность принесли ему знаменитые харабалинские сады. Пашкевич В.В., автор по садоводству начала XX века, сообщал, что на всемирных выставках в Берлине и Париже харабалинские фрукты были отмечены почетными призовыми местами.

В начале 20-го века в Харабалях насчитывалось 4500 жителей. С тех далёких времён осталось не мало памятных мест, связанных с седой стариной. Это, прежде всего, каменные здания, возведённые золотыми руками наших предков. Объектам этим, кажется, износа нет. Творцы их давно отошли в мир иной, а здания стоят целёхоньки. До сих пор сохранилось и функционирует здание бывшего хлебного магазина, теперь это продуктовый  магазин. Оно было построено  в 1914 году, накануне первой мировой войны, и принадлежало харабалинскому купцу и предпринимателю Алексею Власовичу Скачкову.  А до этого им была построена паровая мельница, выгодно отличавшаяся от многочисленных ветряных мельниц своей высокой,  производительностью и тем, что работала в любую погоду. Скачкову принадлежал и томатный завод. Но прежде чем всё это построить, семья Скачковых, также как все в Харабалях  пребывала в нужде – не хватало хлеба насущного, потёртый пиджак был на несколько человек. А начинал Алексей Власович с малого. Завозил в село понемногу товар. Поначалу хранил его в собственной избе, а сам ходил по подворьям односельчан, предлагая товар, нередко давая в долг. Одним словом, был настоящим коробейником. Как огня боялся, как бы ненароком не обсчитать покупателя, ведь на селе стали появляться и другие торговцы, старавшиеся заманить односельчан. Вскоре купеческое мастерство стало приносить прибыль. И Алексей Власович  стал скапливать деньжата для расширения производства.И только после того, как наладив производство, Скачков позволил себе заняться улучшением быта своей семьи.                                                                        

До сих пор сохранился  на улице Пролетарской деревянный дом №16. Дом как дом, вот только размерами своими он выделяется  от соседних строений, а ещё запустением подворья, а также постоянно закрытыми ставнями окон. А ведь когда-то в этом доме «жизнь била ключом». В летнюю пору вечерами распахивались створки окон, на подоконник ставился  граммофон (на который односельчане смотрели как на чудо),  и лилась на улицу музыка. Подле дома, на улице собиралась молодёжь, и начинались танцы. Это чуть позже заявила о себе знаменитая харабалинская  «топталовка» на соседней улице, где ныне раскинулась главная площадь райцентра. До этого же молодёжные гулянья зачинались у дома семьи Скачковых, славившейся своим гостеприимством. 

Характерной особенностью жилых домов было то, что многие из них выходили на улицу тремя «парадными" окнами и имели «парадный» выход – дверь с крылечком, выходившие не во двор, а прямо на улицу. На ступеньках устраивались вечерние посиделки.


В январе 1918 года в селе была провозглашена Советская власть. С приходом Советской власти пришло время больших перемен.  В двадцатых годах в Харабалях появилась первая изба – читальня. Размещалась она в здании по улице Октябрьской (сейчас здесь находится центр занятости населения). Первым её заведующим был Василий Никандрович  Храмов. На месте районного Дома культуры раньше стоял большой деревянный трёхэтажный дом, принадлежавший Ивану Прохоровичу Попову, часть которого он сдавал в аренду телеграфу. Семья имела в собственности сады напротив консервного завода. В 1931 году дом и сады у Поповых конфисковали,а самих их выслали на север.                                                                                

В самом начале тридцатых годов в Харабалях открывается начальная школа. Она разместилась в обыкновенной просторной избе по улице Садовой, ныне улица Гагарина. А вот судьба у этого дома необыкновенна, трагична. Вернее сказать, не у самой избы, а у её хозяев Аншаковых, которых, раскулачив, отправили по этапу в Архангельскую область. Правда, спустя какое-то время, раскулаченных вернули домой, в Харабали, а к собственному жилищу не подпустили и на пушечный выстрел. Семья стала трудиться в колхозе имени Ворошилова. Её глава – Фёдор Гордеевич Аншаков – стал заведовать колхозной фермой, но не долго. В 1937 году его арестовали, а его дом служит людям по сей день.
 
                                   

Там, где сейчас находится редакция районной газеты и типография  раньше были два деревянных дома, принадлежавших Егору Никитичу Муромцеву. В одном из них был его дом, в другом – жестяно-скобянной магазин. В здании бывшего магазина «Хозтовары» по улице Октябрьской (теперь там находиться мастерская по ремонту бытовой техники), располагалась бывшая электростанция, которая дала ток в 1925 году. Там, где находится Детская школа искусств, в 1912 году размещался магазин «Мануфактура», принадлежавший Николаю Васильевичу и его сыну Александру Николаевичу Попову. Затем на этом месте была пивная.                                                                                       

В здании художественной мастерской (на этом месте ныне выстроили здание магазина «Магнит» -  район старого рынка), раньше был дом, принадлежащий садоводу  Егору Спиридоновичу Попову, который первым возглавил борьбу против Советской власти (банда Попова), за что был расстрелян. После этого здесь находилась начальная школа и школа искусств.                                                                                                                 
В домах жилого массива между нынешним отделением Сбербанка и Пенсионным фондом проживали священнослужители и другие официальные лица. Здание вневедомственной охраны раньше принадлежало Кавериным, после их раскулачивания, здесь был отдел внутренних дел. 

С начала XX века с. Харабали начинает бурно развиваться.

             
Первомайская демонстрация 1938 года.

В конце 20-х и начале 30-х годов появляется ряд колхозов.  В 1931 году решено было построить в Харабалях консервный завод. Стройка сдерживалась из-за отсутствия стройматериалов и тогда было решено разрушить церковь и передать кирпич с неё на строительство завода. В 1935 году харабалинская красавица церковь была полностью разрушена. По легенде, дошедшей до наших дней, за день до слома люди увидели на кресте, венчавшем колокольню, большую чёрную птицу, скорбно просидевшую на нём до наступления темноты. Словно предвещавшую беду.

Харабалинский консервный завод.

В 1932 году было принято решение  ЦК ВКП(б) и СНК по всей стране  построить 36 овоще-фруктовых  консервных заводов, в том числе 6 заводов на Нижней Волге, один – в Харабалях.

 

Группа руководителей консервных заводов Сталинградконсерв-треста после совещания

В 1929-30 годах в Сасыколях и Харабалях были построены плодоовощные заводы системы «Росглавплодовощ».

       
 

Строительство консервного завода  было начато в Харабалях в 1934 году. По приказу наркома пищевой промышленности первым директором и строителем консервного завода в Харабалях  был назначен  Самуил Аронович Хайкин. Пожалуй, главным орудием в ту пору были кирка да лопата. Отсутствовал транспорт, если не считать двух десятков конных и воловьих упряжек. Работали на стройке круглосуточно, каждый работал за двоих…

Харабалинский консервный завод начали строить на базе плодоовощного завода. Наиболее интенсивно строительство развернулось в 1934-37 годах. Наркомат пищевой промышленности направил в Харабали строительную организацию. Прибыли строители и специалисты из города Энгельса («Консервстрой») во главе с начальником строительства Гельдом Александром Александровичем (впоследствии репрессированным, но потомки его до сих пор живут в Харабалях). С началом строительства из Германии стало поступать оборудование для жестяно-баночного цеха фирмы "Гидлер". Из Бельгии поступили овощные линии фирм "Бинчи" и "Тронфоксия".

А плодоовощной завод работал, выпуская в сезон продукцию.В 1934 году  было выпущено 2млн. условных банок. По окончании сезона рабочие перебрасывались на новое строительство. К 1936 году уже были построены котельная, дизельный цех, дымоотводная труба и водонапорная башня, стены главного корпуса. Газета «Ленинский путь» от 01. 05. 1936 года сообщила об успехах строителей завода: строители выполнили план – на 139 процентов,  сантехники – на 115 процентов, монтажники на 122 процента. Большим праздником для харабалинцев был день, когда впервые задымила труба консервного завода. Это было в июле 1936 года, и гордость харабалинцев - консервный завод выдал свою первую продукцию.

                                 

Все заводские постройки-цеха в то время были деревянными, и только труба, возвышавшаяся над всей территорией, была единственным сооружением из кирпича. В производстве преобладал ручной труд. Обжаренные овощи в специальных противнях доставлялись вручную от огнедышащих печей в расфасовочное отделение. Паромасляная печь системы "Наварра" работала три дня в неделю, остальное время уходило на то, чтобы очистить ее от копоти. Внутризаводской транспорт состоял из 12 воловьих упряжек, 14 лошадей и 9 верблюдов. Первоначальная мощность завода была определена в 5 млн.банок консервов. В августе  1936 года впервые в двух деревянных бадьях начали варить томат. Воду добывали из артезианских скважин, производительность каждой скважины составляла 15 куб.м./час. Энергохозяйство было представлено 1 дизелем 4-РК-30 мощностью 100Кв. Паровое хозяйство состояло из 2 котлов "Шухова" мощностью 2,5 тонны пара в час каждый. Первой продукцией завода были: яблочное повидло,консервы из кабачков и резаных баклажанов, томат-пюре.

                                                      

Одновременно шла подготовка кадров на курсах в школе – семилетке, где ныне центральная библиотека. Для обучения посылали и на другие заводы – в Сталинград, Астрахань. Заводской коллектив в то время не превышал 200 человек. Среди них не было ни одного специалиста с высшим образованием и лишь несколько человек - со средним. Возглавляли производство, в основном, практики, имеющие большой опыт работы в пищевой промышленности. Среди них – Илья Николаевич Тарантов, Анна Тимофеевна Галкина, Мария Семеновна Яковлева. Из рабочей среды вышли: Надежда Михайловна Савостина, она возглавляла ведущий цех завода; слесарь механической мастерской Виталий Андреевич Усачев стал главным механиком завода, Нина Петровна Бастрыкина руководила фабрикатным участком. Среди тех, кто строил завод и принимал участие в выпуске его первой продукции были: Мария Ивановна Попова, Павел Андреевич Янченков, Тамара Ивановна Старова, Лидия Петровна Попова.

С каждым годом производство росло и расширялось. В сезон 1937 года был пущен в эксплуатацию консервный цех. 1938 год ознаменовался вводом в строй жестяно-баночного цеха, склада готовой продукции и установкой третьего парового котла. В 1940 году были построены и введены в эксплуатацию подъездные железнодорожные пути.

Чтобы не было текучести кадров, в связи с сезонностью овощного сырья, в 1940 году впервые приступили к освоению новых видов консервов из рыбы и мяса.

Для этого тоже пришлось посылать рабочих учиться на другие заводы. В годы Великой Отечественной войны часть мощностей завода увеличилась за счет эвакуации Одесского консервного завода. Из Одессы прибыли и специалисты в области консервной промышленности, многие из которых потом остались в Харабалях. Доброй славой замечательных специалистов слыли одесситы: начальник жестяно-баночного цеха Николай Михайлович Мусяк и высоко разрядный токарь Александр Иванович Смецюк.

В грозные военные годы на смену мужчинам, ушедшим на фронт, пришли женщины и подростки, которые освоили чисто мужские  специальности слесарей по ремонту технологического оборудования, электромонтеров, наладчиков закаточных машин и т.д. И они трудились по 11-12 часов. Добрая память осталась о работе Е.Ф.Поповой, М.А.Сорокиной, М.И.Штонда, которые выполняли по 1,5-2 нормы за смену. А война была рядом. Летом 1942 года в связи с приближением линии фронта к Астрахани увеличилась отгрузка консервов.К дверям фабрикатного цеха ежедневно подавались вагоны, в которые грузили джем, фаршированные томаты, перец, голубцы, мясные и рыбные консервы, - и все отправляли на фронт. Немецкая авиация бомбила завод, а вагоны с продукцией всё равно уходили на фронт. За годы войны завод выпустил 34 млн. условных банок различных консервов. И продукция была отменная. Она очень ценилась во время Великой  Отечественной войны.

Во время войны всё было перестроено на военный лад – работа, ритм, дисциплина. Лучшие рабочие ушли на фронт. Их места заняли домохозяйки, подростки.. На заводе в эти годы выпускали не только продукты питания, но и специальную продукцию оборонного значения: гранаты  и минометы.  Только в июле 1942 года выпущено было гранат РГК-40 тысяч штук, РГ-42 – десять тысяч штук. Потом завод освоил выпуск касок, в сутки их производили  70000 штук.

117 заводчан ушло на фронт, каждый третий не вернулся. Орденами и медалями отмечен героический путь многих заводчан, прошедших всю войну от Сталинграда до Берлина, в их числе: Петр Иванович Кобзев и Александр Семенович Барышев.

Послевоенные годы стали годами нового подъема экономики, технического прогресса.  В 1947 году были установлены вакуум-аппараты системы «Перун», барабаны для чистки и машины для резки рыбы, в 1949 году поставлен вакуум-аппарат системы «Буль»  и концентратор системы «Роберт». В послевоенные годы завод технологически неуклонно совершенствовался.  Наращивались мощности энергохозяйства: котельного, дизельного, улучшалось водоснабжение.  Только мощность котельной по выпуску пара с 1936 по1966 год выросла в8,5 раз. В 1950 году был установлен комбайн КТС-30: ХКЗ начал вырабатывать натуральный томатный сок. В 1951 году была введена в эксплуатацию вторая линия по переработке рыбы.

Послевоенный коллектив завода пополнился новыми сотрудниками, это: К.В.Русина, Г.Г.Матвеева, Д.А.Беляев, В.И.Сорокина, П.К.Самысько, И.П.Ушаков, В.Н.Раздолгин, Т.А.Янченкова, Е.П.Беляева, В.И.Бастрыкин.

К 1967-1968гг. цеха завода были оборудованы современными машинами и механизмами, в том числе автоматическими линиями «Ланг», производительностью 35 туб в смену каждая. Был построен жестяно-баночный цех. Имелся водопровод с двумя насосными станциями мощностью 400 куб.м./час. В 1969 году был введен в эксплуатацию холодильник емкостью 600 тонн. К этому же времени в заводе имелось два овощехранилища емкостью по 500 тонн каждое. К началу 70-х Харабалинский консервный завод из сезонного предприятия перешел в предприятие круглогодичного цикла работы с годовой мощностью в 44 млн.условных банок консервов расширенного ассортимента. В 1973 году было закончено строительство нового консервного цеха. За 1971-1975гг. было освоено до 12 видов новой продукции, всего же вырабатывалось до 30 наименований консервов.

В 1986 году Харабалинский консервный завод отметил свой 50-летний юбилей.

 (Харабалинские вести 1999. 24 августа)

(Харабалинский вести 2013. 23 апреля)